Новости проекта
Система перешла на новый 2018/2019 учебный год
Конкурс продлен! Принимайте участие!
Голосование
Как Вам новый сайт?
Всего 98 человек

Учителя vs ученики: кто больше нуждается в защите?

Дата: 24 ноября 2017 в 09:52
Автор: Стома А. А.

Учителя vs ученики: кто больше нуждается в защите?

Екатерина Синюк, TUT.BY

В редакцию TUT.BY недавно обратился отец школьницы – с жалобой на директора школы, в которой учится его дочь. По словам возмущенного читателя, директор, недовольный позой, в которой сидела старшеклассница, пнул ее по ноге, схватил за воротник куртки и с криком выставил за двери школы. Однако проведенные милицией и прокуратурой проверки показали, что "правонарушений со стороны директора выявлено не было". TUT.BY решил выяснить, насколько актуальна проблема насилия со стороны учителей и администрации школы в отношении учащихся в Беларуси. 

"Так в борделях сидят!"


"После занятий в школе моя дочь сидела, выпрямив ноги, в коридоре школы. Проходивший директор музыкальной школы остановился и пнул ногу дочери. На ее вопрос: "В чём дело?" - директор схватил её за воротник куртки, приподнял и начал кричать: "Ты что не поняла? Так в борделях сидят! Тебя вывести из помещения или ты сама выйдешь?", - рассказал TUT.BY отец девочки Валерий. - Дочь была очень напугана и рассказала нам о случившемся только спустя несколько дней. Жена написала заявление в милицию, но через некоторое время мы получили отписку, что административное дело закрыто, т.к. правонарушений со стороны директора школы нет". 

По словам Валерия, директор полностью отрицает свою вину, а свидетели (ученицы школы) в своих показаниях его слова подтверждают, хотя на аудиозаписи беседы свидетелей с учительницей, которую сделала пострадавшая, слышно: девочки говорят обратное и подтверждают противоправные действия директора. 
"Мы написали жалобу в прокуратуру. Прокурор вынес протест на постановление милиции и распорядился провести новое расследование. Через месяц мы получили очередную отписку из милиции, что директор не совершил уголовно-наказуемых действий", - рассказал отец девочки.

Есть ли насилие в белорусских школах?

Итоги общенационального исследования UNICEF (2010)* свидетельствуют лишь о единичных случаях проявления насилия со стороны учителей: как физического (0,64% - более двух раз в год и 0,99% - 1-2 раза в год), так и психологического (2,81% - 1-2 раза в год). 

Больше всего ученики жаловались на "удары по рукам, пощёчины, подзатыльники" – 7,6% от отметивших случаи насилия (15-17 лет), "таскание за волосы или за уши" - 6,3% (15-17 лет), "причинение физической боли со стороны учителей" – 4,6% (12-14 лет). Согласно исследованию, эти данные касаются происшествий, случавшихся всего 1-2 раза в год.

При этом физического насилия со стороны директоров или завучей не отмечено – они фигурируют лишь в психологическом насилии, которое проявлялось, согласно результатам опроса, только в запугивании плохими оценками. Со стороны учителей дети называли 3 основных проявления психологического насилия: "запугивание плохими оценками", "грубая ругань (злые слова, обидные прозвища)" и "умышленное унижение".
 

• причинение физической боли:
- 10–11 лет: 1,1 % – более двух раз в год, 2,1 % – 1–2 раза в год;
- 12–14 лет: 2,2 % – более двух раз в год, 4,5 % – 1–2 раза в год;
- 15–17 лет: 2 % – более двух раз в год, 4,2 % – 1–2 раза в год;
• удары по рукам, пощечины или подзатыльники:
- 10–11 лет: 1,2 % – более двух раз в год, 2,4 % – 1–2 раза в год;
- 12–14 лет: 3,3 % – более двух раз в год, 7 % – 1–2 раза в год;
- 15–17 лет: 1,9 % – более двух раз в год, 7,6 % – 1–2 раза в год;
• таскание за волосы или уши:
- 10–11 лет: – 1,4 % – более двух раз в год, 3,1 % – 1–2 раза в год;
- 12–14 лет: – 3,6 % – более двух раз в год, 4,9 % – 1–2 раза в год;
- 15–17 лет: – 2,6 % – более двух раз в год, 6,3 % – 1–2 раза в год.

Данные исследования UNICEF


В то же время в 1997 и 2002 годах проводилось еще одно исследование – СОО "Дети не для насилия"**, которое, подчеркивают в организации, не носило научно-социологического или национального характера, но, тем не менее, дало другие результаты. Так, результат опроса учеников в школах Минска показал: применение к школьникам физического насилия отметили 12,6% учащихся, психологического – 35,3%. Правда, после 2002 года подобных исследований в центре больше не проводилось. 

Почему учителя применяют силу?

Использование учителями ненасильственных и насильственных методов дисциплинирования детей в школе зависит от таких факторов, как отсутствие или наличие собственных детей, семейное положение (наличие или отсутствие супруга, проживание в незарегистрированном браке, проживание в разводе), уровень семейного дохода, педагогический стаж. Так, исследование UNICEF показало, что школьники нередко становятся жертвами физического насилия со стороны учителей, не имеющих собственных детей, замужних, разведенных и не состоящих в браке, а жертвой психологического насилия – со стороны педагогов, у которых есть собственные дети, разведенных, не состоящих в браке или живущих в незарегистрированном союзе.

"Выявлена устойчивая тенденция повышения риска использования физической силы и психологического насилия в общении с детьми со снижением доходов учителей и увеличением стажа работы в школе", - говорится в исследовании. При этом большинство учителей, которые тоже участвовали в опросе, отметили, что стараются придерживаться ненасильственных методов.

Между тем, как рассказал TUT.BY учитель одной из белорусских школ, применение силы учителя зачастую действительно не контролируют, и такие случаи есть почти в каждой школе, просто обычно все заканчивается полюбовно: учитель извиняется, а директор очень просит родителей не жаловаться.

"У нас был случай, когда учительница от злости засунула тряпку ученику в рот, был – когда толкнула в стену, ударяла указкой. Не скажу, что это происходит часто, но и говорить о том, что это происходит совсем редко – нельзя, - говорит педагог с 15-летним стажем работы. – В коллективе это обычно не поощряется, однако стоит признать, что за многие годы отношение учеников к учителям кардинально изменилось. В советское время труд учителя ценили и уважали: когда учитель входил в класс – детям не нужно было напоминать, что нужно встать. Сейчас хорошо, если кричать прекратят, когда учитель заходит: часто они просто прихода учителя не замечают".
Сегодня, подчеркивает педагог, наша система образования поставила учителя по рангу ниже ученика: не ученик должен уважать учителя, а учитель должен подстроиться под ученика.

"Учитель в школе и преподает, и ремонт в кабинетах делает, и окна клеит, и стены моет, и цветы сажает… Разве для этого человек получает высшее образование? - говорит он. - Даже чтобы попросить школьного плотника гвоздь в стуле забить, чтобы ученик травму не получил, нужно становиться чуть ли не на колени перед ним. Бывает, и послать может!"

Находящиеся в неблагоприятной обстановке белорусские учителя, работа которых оплачивается низко, зачастую не видят смысла в чем-то себя сдерживать, полагает глава международного общественного объединения "Понимание" Андрей Маханько. "Учителя от бога, те, которые пришли работать в школу по зову сердца, чувствуя необходимость давать знания, в общей массе практически незаметны, - говорит он. – Многочисленные выпускники педуниверситетов, отработав распределение, уходят из школы и идут кто куда: в сферу бизнеса, обслуживания и т.д. Те, кто в школе остается и терпит такое отношение, становятся нервными и допускают применение силы в отношении ребенка".

Однако, стоит признать, и сам учитель сегодня не защищен. "В случае чего он рискует быть уволенным по статье, даже той, которая не имеет к нему отношение, ведь для администрации главное – не получить позорного пятна на школу. К учителям применяются дисциплинарные санкции, например, их могут лишить премии и т.д.", - говорит эксперт. 

Вот, например, что случилось в 2008 году в одной из музыкальных школ Бреста. Как сообщил TUT.BY читатель, после того, как одна из родительниц писала жалобы директору и в управление образования с требованием уволить учителя, виновного, по ее мнению, в заикании сына, директор занял сторону родительницы. Несмотря на то что доказательства вины педагога так и не были найдены, учительницу всё же "убрали" - ей объявили, что из декретного отпуска выходит учитель, на месте которого она работала, и она должна освободить место: "Учительница вышла из декретного отпуска, но уже через три дня… снова ушла в декретный отпуск, а на ее место была принята новая учительница, которая и стала новым классным руководителем".

"Администрация школы не хочет придавать огласку какому-либо насилию и готова любыми путями показывать, что насилия нет. Недавно было громкое дело в одной из минских школ, где учитель применил такую силу, что у ребенка остались синяки, которые подтвердила экспертиза. Родитель ходил во все инстанции, но решение было принято не в его пользу: учитель остался, ребенка перевели в другую школу", - вспоминает другой случай А. Маханько.

"Тяжбы в судах могут нанести вред"

По статистике, три четверти детей, пострадавших от насилия, раскрывают информацию о произошедшем только во время опроса, проведенного специально подготовленным профессионалом, подчеркивает А. Маханько.

“В течение 2009, 2010 и 2011 года в МОО "Понимание" при поддержке Всемирного фонда детства (Швеция) и при участии литовских коллег прошли обучающие семинары для сотрудников следственных и оперативных подразделений прокуратуры и МВД, а также экспертов-психологов государственной службы медицинских судебных экспертиз. Темой семинаров стало ознакомление с технологиями проведения опроса детей, пострадавших от насилия, - рассказал эксперт. - Присутствующие отметили необходимость гуманизации уголовного процесса в интересах детей, а также повышения достоверности и надежности показаний детей-свидетелей и потерпевших по делам, связанным с насильственными преступлениями".

По его словам, в Беларуси началось внедрение подобных технологий опроса, и это получило официальную поддержку Генпрокуратуры и МВД Беларуси. Так, первая в стране комната опроса открыта 9 июля 2009 года в МОО "Понимание" в Минске. Сегодня в стране есть уже 8 таких комнат: в 5 социально-педагогических центрах и 1 центре коррекционно-развивающего обучения и реабилитации. Появилась такая комната и в суде Минского района. 

Однако, также подчеркивает эксперт, такие нововведения являются точечными и имеют довольно шаткие правовые основы. 

"Для их укрепления нужно внедрить изменения в Уголовно-процессуальный кодекс, затем - подготовить образовательный стандарт и внедрить в высшие учебные заведения. На этой основе в мире создаются специальные центры по защите прав детей, и тогда ребенку и родителям не нужно бегать по разным инстанциям в поисках правды: все специалисты находятся в одном месте. Такие центры есть в Польше, Литве, Швеции, Исландии и др. странах. В Америке они начали действовать с 1985-го года". 

По его словам, "важно понимать, что и тяжбы в судах могут нанести вред. Психика ребенка - очень тонкая материя, и если гнать его по всем этапам суда и следствия, потом ребенка можно собирать по частям". 
При этом эффективный мониторинг, как не раз уже подчеркивали многие эксперты, может осуществляться уполномоченным по правам ребенка, который был рекомендован Беларуси Комитетом ООН по правам ребенка уже дважды по итогам рассмотрения доклада о соблюдении Конвенции ООН "О правах ребенка" в нашей стране. Его появление, подчеркивает А. Маханько, будет отражать эффективную политику власти в защите интересов детей, а не администраций школ и их имиджа. 

"Уполномоченный рассматривает жалобы с точки зрения нарушения прав ребенка, отраженных в Конвенции ООН. Кроме того, он имеет право послать запрос, который обязателен для исполнения любому министру, - говорит эксперт. - Сегодня наивысшей межведомственной инстанцией по защите прав детей является Национальная комиссия по правам ребенка. Однако при поступлении к ним жалобы комиссия отправляет ее в Минобразования, министерство – в районное управление образования, а они в лучшем случае вызовут директора для разбирательства, в худшем – отдадут ему же на рассмотрение".

При этом, отмечает председатель правления НПО "Дети – не для насилия" Маргарита Пряхина, психологические центры поддержки нужно создавать и для учителей. "Несколько лет назад у нас была идея создания подобного центра, ведь учителя страдают от агрессии учеников, которые особенно в подростковом возрасте не могут контролировать свою энергию и могут специально провоцировать на конфликт. Сейчас учитель едва ли пойдет к школьному психологу, а на частного у него нет денег, - говорит она. - Однако мы не смогли найти финансирование на создание такого центра, и ничего в результате не получилось".
 



* В 2010 году представительство UNICEF в Беларуси провело анкетный опрос 4924 учащихся общеобразовательных школ, лицеев, гимназий, 544 учащихся интернатных учреждений, 97 учащихся закрытых учреждений и 95 выпускников интернатных учреждений (учащихся профтехучилищ, колледжей, студентов). Всего опрошены 5660 детей, подростков, юношей и девушек – представителей данных целевых групп.

Комментарии:
Оставлять комментарии могут только авторизованные посетители.